Captain_America
Я - хардкор-порно с хэппи-эндом...
Breaking Benjamin – Without You (Acoustic Version)
Война началась давно. Стороны уже определены. И только я метаюсь из стороны в сторону, пытаясь ответить на вопросы, возникающие в моей голове, похожие на назойливых корнуэльских пикси, разрушающих всё, что я так долго строила.
«Ты кровь от нашей крови и плоть от нашей плоти пойдёшь с нами до конца и скоро будешь жить в лучшем, чистом мире»
Теперь они называют это новым миром. Люди, здравомыслие которых заслонила навязчивая идея тешащая мх самолюбия и возносящая их в своих глазах.
Проведя рукой по кожанному теснению тетради, я наконец сомкнула глаза. Когда же всё стало так сложно? Когда наши игры в чёрное и белое вдруг перешли в серьёзный выбор, тенью падающий на каждое твоё слово?
Время шло незаметно и вот уже выходные и такие серьёзные и собранные волшебники вновь превратились в детей, смеющихся и бегущих в «Сладкое королевство». А я снова остаюсь в замке, сидя на каменных ступеньках и пытаясь разобраться в себе.
-Паркинсон? Что ты здесь делаешь? Как же ты оставила своего возлюбленного хорька?
Малфой. В последнее время хмурый и задумчивый, мне надоело спасать его, пусть разбирается и выкарабкивается сам, слишком долго за него всё делали другие.
-А что Грейнджер ты ко всему прочему ещё и ослепла? Тогда спешу сообщить, что я очевидно тут сижу. – настроения изгаляться над ней и её недоотношениями с Уизли не было. У них ведь всё просто. Добро проходит через тысячи испытаний, сохраняя присутствие духа и воинственный настрой оно в итоге побеждает зло. Герои получают любовь народа и вечное признание, а зло уходит в подполье, строя новые коварные планы и залечивая раны.
Обернувшись, я увидела Умницу всея Хогвартса нервно теребящую в руках какую-то монетку.
-Если хочешь что-то сказать говори, я сегодня не в том настроении, чтобы кусаться, - я встала со ступеней и заглянула ей в глаза. Сомневается. Очевидно опять агитирует окружающих вступить в какое-нибудь общество по защите больных и обиженных жизнью.
-Я слышала, как вы ругались с Ноттом. Ты сомневаешься, что хочешь быть на тёмной стороне? – сказала она на одном дыхании.
Это было неожиданно. Мы много спорим, но обычно в подземельях, за закрытыми дверями и сотней заглушающих и скрывающих чар. Нотт просто потерял всякий здравый смысл и осторожность, решил побравировать своими достижениями в тёмных делишках такого же тёмного Лорда.
-Что-то ещё хочешь сказать? – усмехнулась я, видя страх на её лице.
Она просто отдала мне монетку, оказавшуюся сверкающим галеоном и быстро зашагала в противоположном направлении.
Скрывающие чары иногда приходятся невероятно кстати, особенно когда приходишь на собрание сомнительного клуба, где твоё присутствие должно остаться незамеченным.
Они решили бороться. Смешные. Они такие смешные, но в их глзаха столько веры, надежды, уверенности в правильности своих поступков. Такие люди готовы идти в бой. Они даже тренируются как-то особенно по-гриффиндорски. А вот и конец занятия. Как ни крути, но Поттер неплох. Но ему далеко до идеала.
-Панси?
Вздрагиваю от прикосновения к плечу и вынужденно снимаю чары, понимая, что в большом тренировочном зале остались только мы.
-Ты всё же пришла, - со странной улыбкой на лице говорит Грейнджер.
-Принимая решение взвешиваешь «за» и «против». Если хочешь, чтобы решение вышло правильным.
-Ты не должна быть на стороне зла, если этого от тебе требуют. Приходи сюда открыто, все тебя поддержут. Я скажу Дамблдору и…
Я провела тыльной стороной руки по её щеке: -Ты всё же такая наивная.
С этими словами я вышла из комнаты. Как можно быстрее стараясь оказаться в подземельях, там где меня никто не тронет в моей комнате старосты, где не видно надежды в глазах других. Ненавижу! Её глаза, это сожаление. Ненавижу! Да она же жалеет меня. Жалость…
В окно стучится моя сова. Странно, письмо от родителей. Только одна строчка:
«Неделя на выбор. В субботу профессор Амбридж разрешит тебе воспользоваться каминной сетью. Ждём.»
Как это мило с их стороны. Полная свобода действия, с небольшой оговоркой. Хотя в принципе это объяснимо. Людям свойственно защищать свои задницы, так что никаких обид.

Я тренировалась. Тренировалась с Грейнджер в отработке боевых заклинаний. Это уже стало своеобразным ритуалом за несколько дней – она оставалась после тренировки и мы отрабатывали всё сначала.
А потом тренировачный зал превращался в гостинную и мы отдыхали. Не разговаривая, занимаясь своими делами. Это время было незаменимым и такнужным отдыхом от всего мира. Шумного и кричащего, разражающегося войнами.
У нас был свой мир, сузившийся до размеров комнаты, в которой уютно горел камин и скрипело перо Гермионы, делающей домашнюю работу.
-Почему? – дементор меня задери, почему я решила заговорить?
-Что почему?
-Почему ты делаешь всё это.. для меня?
-Моя мам говорит, что нельзя судить людей. Плохих людей не бывает, просто некоторые выбирают не тот путь, - она пожала плечами
Я сорвалась с места и слегка коснулась её губ своими. Я не знаю почему сделала это, но этот мир постоянно так давил на меня предубеждением, стереотипами, домыслами. И она… кто-то, кому не важен мой выбор, но важна моя жизнь. То, что ждёт меня.
-Прости, - я села на своё место. Как будто ничего и не было.

Это продолжалось три дня, пока не настал последний день отданной мне недели. Мы начали разговаривать, смеялись над преподавателями, обсуждали уроки или просто слушали музыку. Мы целовались, украдкой, на прощанье и я видела её глаза и краску, которой каждый раз заливалось её лицо. Мы сидели в обнимку, а иногда она устав от домашней работы откидывала голову на мои колени и мы сидели так. Тихо. Наслаждаясь близостью. Пока она рассказывала что-то о Уизли и Поттере, а я смотрела на е светящиеся глаза и перебирала её непослушные волосы.
Как сейчас. Через час я отправлюсь в поместье родителей, чтобы огласить своё решение. Но я вроде всё решила.
-Гермиона, прости меня. – наконец сказала я.
Та удивлённо посмотрела на меня: -За что?
-Мне нужно идти. Я больше не приду на тренировки. Прости.
И я ушла.

Отряд Амбридж шёл штурмом на Выручай комнату. И я вместе с ним, порядком отстав от компании этих буйно-помешанных. Что поделать? Такого условие моего существования. Отряд Амбридж и служение Тёмному Лорду. Всё что угодно за жизнь одного человека, всё что угодно. Ведь Он обо всём знает, он всегда обо всём знает.
Вот Малфой впихнул мне в руки брыкающуюся… Гермиону? Это даже странно.
-Грейнджер прекращай, ты мне и так фингал уже под глазом поставила своими стараниями.
Гермиона вдруг остановилась: -Ты?! – на её лице вдруг отразилась настоящая ярость.
Ну да, ещё отвращение и прочие гриффиндорские чувства по отношению к предателям. Ведь я сделала это, предала её, выбрала другую сторону.

В кабинете у Амбридж творилась настоящая соддомия. Амбридж что-то кричала, требовала, шантажировала. В итоге ушла вместе с Гермионой и Поттером куда-то.
Я с грустью провожала её взглядом.
-Ты – Уизли ткнул пальцом в моё плечо, - Сестра мне всё рассказала, это из-за тебя Гермиона ходит как после поцелуя дементора. Что ты с ней сделала? За что? Она же такая.. такая.. хорошая.
-Рон, ты ничего не знаешь, - устало произнесла его сестра закатывая глаза. –Но всё же, Паркинсон, почему ты ушла? Миона последние дни только и говорила, что о тебе. Вы.. Я думала у вас всё хорошо.
-Рон прав, она хорошая, слишком хорошая. Слышала, что больше всего страдают близкие?
-Да, так говорят о… Подожди-ка, неужели? Ты хотела перейти на нашу сторону?
-Вс дело в этом правиле. Они бы убили её. Но сначала мучили бы. Потому что так они смогли бы убить меня. Я бы сама разрушила себя изнутри, я бы не простила себе её смерть.
Тут началась борьба. Все вокруг дрались шумели. А мы с Джиневрой стояли друг напротив друга. И в её глазах вдруг скользнуло понимание.
-Тебе нужно уходить, - напомнила я ей, - или пустить в меня пару заклинаний, тут всё же драка.
-Ах да, - она провела рукой по волосам, -я понимаю.
-Да, позаботься о ней. – почти шёпотом произнесла я, отпуская её руки, сдерживаемые из чистого приличия.

И вот я стою, посреди тёмного ночного поля. И вижу, как Гермиона грязная, вся в крови дерётся с кем-то из Пожирателей, и в неё летит Авада, от этих тварей, не знающих честного боя. И я понимаю, что бегу, бегу со скоростью ветра. А всё вокруг как в замедленной съёмке. Всё становится ясно. И я слышу свой крик: -Люблю.
Я преодолела, я справилась с тьмой внутри себя, я выстояла. Благодаря глазам, наполненным жалостью, благодаря надежде и вере. Её глазам. Всё оказывается так просто, так понятно.
Я падаю на землю, сражённая смертельным заклятием. Всё было так просто. И я слышу тихие слёзы, но всё уже кончено. Моя игра кончена. Мне больше не нужно выбирать, мне больше не нужно жертвовать. Всё стало предельно ясно….